anariel_rowen (anariel_rowen) wrote in ru_tolkien,
anariel_rowen
anariel_rowen
ru_tolkien

Category:

Варианты окончания истории Детей Хурина

Разбираясь с "Маэглином", нашла в своих переводах из 11 тома HoME небольшой фрагмент - примечание к Серым анналам, где Кристофер приводит наброски к разным вариантам окончания Нарн, отличным от нам известного. То окончание Нарн, на котором остановился Профессор, конечно, лучше с точки зрения сюжета и самое стремное, какое только можно придумать, но от отвергнутых вариантов в силу иного хода сюжета - неожиданного для тех, кто знает, как оно вышло "на самом деле" (= в Нарн) - лично у меня забегали мурашки...

11 том «Истории Средиземья», Часть I «Серые анналы», примечание, с.161-165

Перевод Анариэль Ровэн

 

ПРИМЕЧАНИЕ 1

 

Варианты окончания сказания

о Детях Хурина

 

Во-первых, имеется несколько неотделанных черновых набросков, где разрабатываются разные варианты завершения трагедии; однако очевидно, что они были отвергнуты и что им предпочли тот финал, который мы находим в Окончании Нарн и Серых анналах. Вот один из этих набросков, который продолжает повествование от рассказа об убийстве Брандира (Окончание Нарн, с.143):

 

то проклиная Средиземье и самую жизнь человеческую, то взывая к Ниниэль. Но когда, наконец, безумие оставило Турина, он все шел через чащу, согбенный и измученный, мыслями обращаясь ко всей своей жизни, и Ниниэль стояла перед взором его. Теперь открылись глаза Турина, и, видя Ниниэль, вспоминал он своего отца: то в женском обличье были его голос, и его лицо, и изгиб бровей, и золото волос, тогда как сам Турин был темноволос и сероглаз, а [? щеки его были бледны] и [неразборчивые слова], как у матери его Морвэн из Дома Бэора. Сомнений быть не могло. Но как такое могло случиться? Где же тогда Морвэн? Неужто так и не достигли они С[окрытого] К[оролевства]? Как встретились они с Глаурунгом? Но нет, он не осмеливался искать Морвэн.

 

Я полагаю, что идея, будто сам Турин, размышляя, поймет, что Брандир сказал правду, была вскоре отвергнута. На смену ей пришла история о приходе Маблунга к Тэйглинской переправе и его встрече с Турином.

Существует два связанных отрывка, в которых отец разрабатывал идею о встрече Турина с Морвэн перед смертью. Первый очень короток:

 

И вот пока он сидел как нищий возле Тэйглинской переправы, появилась старая женщина, что опиралась на палку; вид у нее был оборванный и несчастный, а седые ее волосы терзал ветер. Но она пожелала Турину доброго дня, молвив так:

- Добрый нынче день, господин, ибо солнце пригревает, и оттого голод мучит не так сильно. Злые настали времена для таких, как мы: ибо вижу я по тебе, что ты - как и я и как многие другие - знавал и лучшие дни. Летом влачим мы жизнь, но кто осмелиться заглядывать за зиму?

- Куда идешь ты, госпожа? - спросил он, - Ибо мнится мне, что так называли тебя некогда.

- Никуда, - отвечала та. - Давно уже оставила я искать то, что утратила. И ныне взыскую лишь пережить ночь и встретить еще одну ненастную зарю. Скажи мне, куда ведет эта зеленая дорога? Живет ли кто еще в лесной чаще? И вправду ли они столь свирепы, как рассказывают странники?

 

[стр.162]

 

- А что рассказывают они? - спросил Турин.

Дальше на странице рукописи идет ранее процитированный отрывок, начинающийся с «то проклиная Средиземье и самую жизнь человеческую...», за которым следует черновой набросок финальной версии, с появлением Маблунга на Переправе.

Второй из отрывков длиннее, но разобрать его можно лишь с трудом, а местами и вообще невозможно. Начинается он так же, как и приведенный выше, но вторая реплика Морвэн кончается словами «И ныне взыскую лишь пережить ночь и встретить еще одну ненастную зарю». Дальше идут слова Турина:

- Я не ищу ни того, ни другого, - молвил он. - Ибо то, что было у меня, ныне утрачено и навеки покинуло Средиземье. Но что ты искала прежде?

- Чего искать старухе в глуши, - сказала она, - как не своих детей, пусть даже говорят все, что они мертвы. Некогда искала я сына, но он сгинул давным-давно. Потом искала я дочь, но вот уже пять лет, как пропала она в чаще. Пять лет - немалый срок для юной красавицы, и если не досталась она Змию, то орки [неразборчиво] или [? холодная безразличная] глушь.

И вдруг сердце Турина застыло.

- А какова была видом твоя дочь, госпожа? Или, быть может, назовешь ты ее имя?

Старуха говорит ему, что ее дочь была высокая, с золотыми волосами и голубыми глазами, босоногая, и что она любила все, что растет.

- ...Однако в речах она несколько тороплива, как и родитель ее. Назвалась бы она Ниэнор, дочерь Хурина, буде спросил ты ее. Но, может статься, это ничего бы не значило. Ибо имя Хурина было велико [неразборчивые слова] Все царства [неразборчивые слова] повержены, и владыки ныне - ничтожества либо злодеи. Но ты, мнится мне, из прежних. По лицу твоему вижу, что старое имя и поныне для тебя не пустой звук.

Турин смотрел на нее как человек, увидевший призрака.

- Да, - медленно произнес он наконец. - Ведомы мне имена Хурина Хитлумского и Морвэн, дочери Барагунда.

Из остального я смог разобрать лишь несколько обрывков:

и Морвэн и ее дочь отправились в Сокрытое Королевство [неразборчиво] говорят в Хитлуме.

Старуха горько рассмеялась:

- А что еще говорили? Что сначала туда отправился Турин, и король воспользовался им, чтобы защитить свои границы, а затем Турин исчез и объявился в Нарготродне, и что Морвэн отправилась искать его туда с запоздалой подмогой Тингола, но [неразборчивые слова] великим драконом Глаурунгом [неразборчивые слова] И она заплакала [неразборчивые слова]

Это явно начало еще одного варианта развития событий, в результате которого Турин мог узнать правду, но этот вариант тоже отвергли почти сразу. - В написанном карандашом поимечании появляется версия с вмешательством Маблунга:

Маблунг ищет и приносит Тинголу вести о том, что Глаурунг выбрался из пещер. Это соответствует слухам (среди орков и струнников), что Черный Меч снова объявился в Брэтиле. Маблунг отправляется в Брэтиль (без приказа Тингола?), чтобы предупредить Турина и известить его о судьбе Ниэнор и Морвэн.

 

[С.163]

 

Морвэн следует вернуться к Тинголу, а затем нищенкой уйти бродить в глухомань.

 

Наконец, имеется следующий – весьма примечательный - конспект завершения истории, аккуратно записанный на отдельном листке, явственно поверх такого же или аналогичного текста, довольно небрежно набросанного карандашом:

 

Турамбар выступает в путь. Просит себе двух спутников. Дорлас вызывается сам и презрительно отзывается о Брандире. Гвэрин, родич Брандира, тоже вызывается добровольцем. Брандир исполнен горечи. Турин велит Нинэль остаться дома.

После отбытия Т[урамбара] Ниниэль настаивает, что надо отправиться следом. Брандир запрещает, но она не обращает внимания. Брандир обращается к Людям Брэтиля, но они не желают повиноваться ему - они просят Ниниэль остаться, но, поскольку она того не желает, они не хотят принуждать ее силой. Жены Дорласа и Гвэрина идут с нею. Брандир следует за ними.

Убийство Дракона можно оставить более-менее как есть. Но когда Ниниэль достигает Нэн Гирит, ее снова охватывает дрожь и она не может идти дальше. Женщины тоже не хотят идти дальше - поскольку они встречают на Нэн Гирит разведчиков и узнают, что Змий совсем близко... [sic]

Когда Турин вытаскивает свой меч из брюха Глаурунга, кровь Глаурунга обжигает ему правую руку; кроме того, Глаурунг обращается к нему и говорит, что Ниниэль его сестра. Турин теряет сознание от боли и ужаса.

Дракон умирает. Внезапно к Ниниэль возвращается память и она вспоминает всю свою прошлую жизнь. Она сидит пораженная ужасом. Брандир видит ее муку, но думает, это потому, что она считает Турина убитым - ужасные крики Глаурунга донеслись до Нэн Гирит. Ниниэль срывается с места и убегает, и Брандир, думая, что она отправится искать Турина (пока Глаурунга нет поблизости) пытается ее удержать, восклицая «Подожди!»

Она, обернувшись к нему, кричит, что таков был всегда его совет и что к своей скорби она не вняла этому совету. Но этот раз был лишним!

Так оно и выходит. Поскольку в этот момент появляется Турин. Когда Дракон сдох, забытье оставило Турина, но боль от яда, брызнувшего на руку, мучительна. Они, таким образом, приходит к Нэн Гирит, ища помощи, в надежде найти здесь разведчиков (Это Турин убивает по дороге Дорласа?)

Увидев Турамбара, Ниниэль кричит ему: «Турин, сын Хурина! Слишком поздно мы встретились. Минули темные дни. Но после них настала ночь!» «Откуда ты знаешь это имя?» «Брандир сказал мне, и знай: я - Ниэнор! Посему нам должно расстаться». И с этим словам, прежде чем кто-либо успел удержать ее, она спрыгнула с водопада Нэн Гирит и так погибла, воскликнув: «Вода, вода, омой меня! Смой с меня мою жизнь!»

Страшно было смотреть, как мучается Турин; и его охватила безумная ярость, и он проклял Средиземье и саму жизнь человеческую. И наклонившись над водопадом, тщетно взывал он «Ниниэль, Ниниэль!»

 

[с. 164]

 

И он повернулся, разгневанный на тех, что явились туда вопреки его приказу; и все бежали от него, кроме одного Брандира, который не мог двинуться от ужаса и сострадания. Турин же обратился к нему и молвил: «Взгляни на свою работу, хромоногое зло! Если бы Ниниэль осталась там, где я ее оставил, и если бы ты не назвал ей мое имя, ее можно было бы спасти от смерти. Я ушел бы прочь и оставил ее, и она бы плакала лишь по Турамбару».

Но Брандир проклял его, говоря, что их брак невозможно было сокрыть; и что в случившемся повинен сам Турин. «И меня ты лишил всего, что я имел и мог бы иметь - ибо ты безрассуден и алчен!»

Тогда Турин, разгневавшись, убил Брандира. И в раскаянии он убил себя (обращаясь с теми же словами к мечу).

Маблунг, пришедший с вестями, поражен в самое сердце. Эльфы помогают халэтрим возвести курган в память о детях Хурина - но Н[иниэль] там нет, и тела ее не нашли: возможно, Кэлэброс унес ее в Тайглин, а Тайглин - в море.

 

Еще можно упростить - Брандир захочет пойти с Ниниэль, чтобы охранять ее - он подумал, что Турин погибнет.

 

Последнее предложение предположительно имеет в виду попытку Брандира не дать Ниниэль следовать за Турином из Эфэль Брандир.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments